+7 (923) 567-2090

Аэросани-амфибия «Нерпа» — это первые в России серийные аэросани с двигателем дизель 300л.с, амортизационной подвеской и модульной конструкции корпуса. Мощные, вместительные, экономичные дизельные аэросани — это незаменимый транспорт для севера, может стать оптимальным приобретением для частных лиц и различных государственных служб. Аэросани идеально подходят для российских условий эксплуатации особенно на севере где нет дорог.

Модульность NERPA позволяет создавать
конфигурацию под любые задачи

Основные преимущества аэросаней NERPA

Аэросани-амфибия Nerpa обладают
уникальной проходимостью

Фото и видео Аэросани-амфибия NERPA

Больше фото и видео

Патенты и сертификаты

Узнайте подробности про Аэросани Nerpa



Транспорт будущего. Что такое аэросани?


Новость от 03.10.2016

Вот и я тоже, когда только начал свои аэросани делать, совсем не понимал, что такое Север и как там живут люди, — говорит мне кемеровский предприниматель Михаил Минаев, когда я, совсем запутавшись, пытаюсь понять, чем всё-таки так опасна шуга (рыхлый лёд). — Наш Кузбасс — это так, Сибирь, у нас и дороги кругом, и морозов таких нет. А вот что происходит на настоящем Севере, почти никто не знает. Хотите понять — посмотрите: у меня на YouTube есть подборка новостей „Проблемы на переправе Севера“, там очень наглядно всё показано. Например, вот переправа между Лабытнанги и Салехардом, двумя городами по разным берегам Оби: на реке ледостав (процесс замерзания реки), а люди переходят её пешком, потому что ни одного другого способа попасть на другой берег в это время года у них просто нет. Или когда по шуге идут две лодки, на берегу — огромная толпа, но взять на борт могут только женщин и детей, для остальных места нет. Посмотришь, и сразу понимаешь, как эти люди живут».

Михаил Минаев — основатель компании «Аэросани» — придумал аэросани «Нерпа», потому что решил, что должен сделать жизнь на Севере лучше и комфортнее. Впрочем, сначала он собирался сделать обычную аэролодку. Раньше, когда Минаев ещё занимался строительным бизнесом, он часто плавал на своей простой, моторной, лодке и постоянно налетал на мели, ломал винты на обмелевших реках.

— Плыву однажды по Томи, — вспоминает он, — прямо по самой середине реки, где, казалось бы, должна быть самая глубина. Сзади обгоняет другая моторка, но, что странно, держится у самого берега. Смотрю, люди с неё мне кричат и машут, ну и я им в ответ: «Привет, мужики». И только потом замечаю, что моя лодка скорость набирает, из воды начинает выскакивать. Выхожу, а воды по щиколотку, — рассказывает Михаил.

Тогда Минаев решил сделать удобную вездеходную лодку для таких же, как он, любителей — рыбаков и охотников. Но потом решил пойти дальше и постепенно начал делать аэросани. Тогда, восемь лет назад, дела у предпринимателя шли не очень хорошо: кризис 2008 года не позволял дальше заниматься строительным бизнесом, так что нужно было придумывать новое дело. Да и старое, к тому же, надоело.

— Мне всегда хотелось делать что-то своё, — говорит Минаев. — Такое, чего никто ещё никогда не делал. А ещё тянуло к воде и технике. Конечно, придумать вездеход-амфибию получилось не сразу, было много проб и ошибок. Но по-настоящему хороший продукт ведь только так и делается. Путь до сегодняшних аэросаней занял семь лет.

И, ПО-МОЕМУ, СДЕЛАТЬ ТАКУЮ УДИВИТЕЛЬНУЮ ВЕЩЬ МЫ СМОГЛИ ТОЛЬКО ПОТОМУ, ЧТО, КОГДА НАЧИНАЛИ, У НАС ПЕРЕД ГЛАЗАМИ НЕ БЫЛО КОНКРЕТНОГО ПРИМЕРА, НАМ НЕ НА ЧТО БЫЛО РАВНЯТЬСЯ, НЕ С ЧЕГО КОПИРОВАТЬ: ВСЁ ПРИХОДИЛОСЬ ПРИДУМЫВАТЬ С НУЛЯ.

Сегодня главные покупатели аэросаней — компании, занимающиеся перевозками людей и грузов на Севере. 

— Самая острая проблема этого края — дороги, — объясняет предприниматель. — Да и вообще у нас половина страны — это территория, где дорог в принципе быть не может. Кругом на тысячи километров болота и вода, камня нет, делать насыпи можно разве что из песка. Везти туда щебень — дорого и бессмысленно: на болотах всё равно строить смысла нет. Возникает вопрос: зачем вообще прокладывать и пытаться содержать дороги, когда можно сделать транспорт, который эти самые болота может использовать как дороги? Ведь для аэросаней болота, тундра и реки — естественные дороги. И снег, по которому ни один другой транспорт пройти не может, для них радость. Нужна более-менее ровная поверхность, покрытая водой, снегом или льдом, то есть тем, чем как раз Сибирь и покрыта.

АЭРОСАНИ — ЭТО ЧТО-ТО СРЕДНЕЕ МЕЖДУ ЛОДКОЙ И ВЕЗДЕХОДОМ, И РОДОМ ЭТО УСТРОЙСТВО ЕЩЁ ИЗ ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ.

Первые такие сани, ездящие исключительно по льду, изобрёл инженер Сергей Неждановский в начале XX века. Изобретение прижилось и получило широкое распространение: аэросани серийно выпускали в СССР, во время Великой Отечественной войны в Красной Армии даже были транспортные аэросанные батальоны, а после войны на аэросанях перевозили пассажиров, грузы и почту на Крайнем Севере. Годовой пробег одной такой машины мог составлять до пятнадцати тысяч километров. Правда, с середины 70-х годов их почти перестали использовать, потому что ездили они только по ровному льду и снегу, так что сложный период года — осень-весну — техника простаивала. Да и к тому же сани быстро изнашивались.

— Я взял за основу забытую идею и усовершенствовал её, — говорит Михаил. — То есть как бы дал аэросаням вторую жизнь. У меня получилось сделать универсальный транспорт-вездеход, который может ездить и по снегу, и по льду, и по воде, и по болотам. Как правило, сегодня на Севере для передвижения используют аэроботы или судна на воздушной подушке, но они не могут того, что могут мои сани. У остальных видов транспорта по днищу идут юбки-баллоны, и они цепляются за торосы (нагромождения обломков льда) и снег, рвутся и стираются. Ещё судна на воздушной подушке, чтобы зависать в воздухе, создают под юбкой избыточное давление и из-за этого обледеневают: лишний воздух из-под дна распыляет вокруг себя воду, в результате идёт интенсивное обмерзание. А еще аэроботы не приспособлены к движению по пересёченной местности: это лодки, и для нормальной работы им нужна гладкая вода. 

Аэросани, как объясняет Минаев, могут одинаково хорошо двигаться и по снегу, и по открытой воде, и по болотам. Вместо днища у них — монолыжа, широкая, как лодка. Юбок и баллонов, подверженных интенсивному износу, у этих машин нет. Сани скользят по любой поверхности: если преодолевают силу трения — едут, если нет — останавливаются, но при этом не ломаются. Достаточно их подтолкнуть — и можно ехать дальше. Аэросани могут составить реальную конкуренцию и другому виду транспорта, которым периодически пользуются на Севере, — вертолётам.

— Судите сами, Ми-8 стоит примерно 300 000 000 рублей, грузоподъёмность — две тонны восемьсот килограммов. Аэросани стоят 14 000 000 рублей, а грузоподъёмность у них три тонны, — рассуждает Михаил. — И в десятки раз дешевле эксплуатационные затраты: аэросани не нуждаются в диспетчерах, аэродромах, инженерах высокой квалификации, им не нужны склады под запчасти, их не надо ежегодно отгонять на проверку на завод. В эксплуатации они — как автомобиль. Нужно периодически проходить техобслуживание, а управлять ими можно с правами на трактор или речного регистра.

Зимой аэросани могут работать на переправах, а летом — поддерживать сообщение между сёлами, к которым в жаркий сезон не могут подойти суда из-за того, что там слишком мелко. Аэросани же, наоборот, на мелководье работают намного лучше, чем на глубине.

— Да и вообще речной флот весь изношен, — говорит Михаил. — Однажды я отгонял аэросани по Оби, а обратно возвращался на «Ракете» — это такие советской постройки лодки на подводных крыльях. Они очень сильно изношены, при этом билеты дорогие: проехать триста пятьдесят километров стоит около 4 000 рублей, и это при том, что часть стоимости поездки субсидируется государством. Пока мы плыли, лодка сломалась, пришлось сначала дрейфовать, потом пересаживаться на паром. Он, кстати, эти же триста пятьдесят километров проходит больше, чем сутки. И вообще это такая огромная трёхэтажная баржа, на ней стоит железнодорожный вагон, и вот в нём-то люди и едут. Еды нет, пассажиры — в основном вахтовики, ничего весёлого. А на аэросанях этот путь часов за пять-шесть можно пройти, причём в любую погоду. Бывает, что в шторм на Оби поднимаются волны, как на море. «Ракета» по таким не пройдёт, а вот на санях можно передвигаться, прижавшись к берегу.

КАК УВЕРЯЕТ МИНАЕВ, ВО ВСЁМ МИРЕ У ЕГО «НЕРПЫ» НЕТ АНАЛОГОВ ПО ХАРАКТЕРИСТИКАМ. У СУДОВ НА ВОЗДУШНОЙ ПОДУШКЕ АЭРОСАНИ ВЫИГРЫВАЮТ И В СКОРОСТИ, И В ПРОХОДИМОСТИ, И В УПРАВЛЯЕМОСТИ, И В НАДЁЖНОСТИ.

— Аэролодки в основном надувные, у них нет тёплой кабины, которая для Севера просто необходима, — рассказывает Михаил. — Кроме того, они сделаны из ПВХ материала, а он выдерживает мороз только до –30°. Ну и ненадёжные они: если баллон сдулся, надо тут же ремонтировать. Утонуть не утонешь, но нормально двигаться не сможешь. А наши аэросани за счёт непотопляемой лыжи даже с повреждениями могут спокойно продолжать движение, не теряя скорости. Кроме того, сани — модульные: нижняя часть съёмная, и её можно заменить запасной за пару часов. Это важно, особенно если техника эксплуатируется на переправе, где в сезон ледохода или шуги другого транспорта нет.

Сделаны аэросани из алюминия и композитов, которые выдерживают до –50°. Материалы, признаётся Михаил, обычные, а вот технологии их применения — как в авиации. Корпус, например, сделан из тонкой дюрали, а герметик, который использует компания, применяется в авиационно-космической отрасли. Кроме того, аэросани Минаева работают на дизельном двигателе — он дорогой, зато экономичный. Дело в том, что на Север не завозится бензин, там просто нет покупателей. Поэтому, чтобы выйти на рынок, компании нужно было адаптироваться. 

Делаются аэросани прямо в Кемерове на небольшой производственной площадке, которую Михаил обустроил для своей компании сам. Часть деталей заказываются на заводе, а вся сборка идёт вручную. Сейчас в «Аэросанях» работают пятнадцать человек, но по планам в следующем году их будет уже пятьдесят, и собирать они смогут не десять аэросаней в год, как сейчас, а по крайней мере тридцать-сорок. Как объясняет Михаил, производство нужно расширять, потому что сейчас компания уже не справляется с объёмом заказов, и на аэросани выстраиваются очереди.

Текст: Валерия Позычанюк

Иллюстрация: Наталья Ямщикова

29 сентября 2016

Источник